Жертвенный Порошенко

В последние дни несколько ведущих американских и европейских газет предприняли атаку на Петра Порошенко. Они вдруг стали писать об украинской коррупции так, будто сделали неожиданное, почти сенсационное открытие, по своей значимости сравнимое с ньютоновским законом всемирного тяготения или архимедовским законом гидростатики.

«Эврика! — почти восклицает Der Spiegel в статье с говорящим заголовком Петр Инкогнито. — Не только Порошенко, но и вся элита боится новых институтов власти. Они с опаской взирают на соседнюю Румынию, где аналогичные реформы привели к ряду громких арестов. В Киеве слишком поздно поняли, на что согласились». И рассказали своим немецким читателям про Мальдивы.

Новости Новороссии.

The New York Times, встрепенувшись, словно после удара яблоком по голове, публикует статью Теперь коррупция на Украине негативно сказывается на ее вооруженных силах. Неожиданно и революционно. Оказывается, война на юго-востоке нужна олигархам во главе с укропрезидентом потому, что «рост военных расходов открыл новые возможности для мутных сделок, защищенных от проверок завесой секретности, которая скрывает подробности расходов на оборонные нужды». Выдали все военные тайны.

Я-то искренне считаю, что Запад и Петр Порошенко изначально не поняли друг друга, отсюда все проблемы. Дело не только в том, что олигарх в принципе не может быть патриотом, ибо озабочен прежде всего ростом личного капитала. Это само собой.

Главная и, пожалуй, единственная задача, которую поставили перед вождем европейской нации американцы и европейцы, в принципе исключала борьбу с коррупцией. Все наоборот: способы распила и отмывания денег должны были достичь совершенства.

Что должен был сделать Порошенко, когда его назначали президентом в 2014 году? Разорвать все связи с Россией. Выполнено? На мой взгляд, блестяще, не придерешься.

Но ведь при этом и все деньги, на которые так рассчитывал лидер древних шумеров, остались на востоке. Запад должен был компенсировать эти гигантские потери своему протеже десятками миллиардов долларов в виде кредитов и финансовой помощи.

Поначалу все шло хорошо, договоренности выполнялись: связи с Россией разрывались, Запад в ответ переводил деньги. Кредиты пилились, финансовая помощь отмывалась. Все были довольны.

Но в последнюю пару лет бедному Петру Порошенко почему-то постоянно приходится напоминать о долгах, буквально вымаливать у МВФ, США и Евросоюза свои же честно заработанные миллиарды. Больше того, партнеры теперь носятся с совершенно неприемлемой для бизнесмена идеей Антикоррупционного суда. То есть, намерены его раскулачить и посадить.

Это что за кидалово такое? Что он не так сделал?

Я понимаю возмущение лидера европейской нации, который чувствует себя загнанным в угол: не соглашаться нельзя, соглашаться еще хуже. Года три назад Петр Порошенко наверняка поверил бы обещаниям, что лично его не посадят, но сегодня он уже не так наивен. Посадят обязательно, а семью пустят по миру с протянутой рукой. Деньги, вырученные от продажи вилл и особняков, а также фабрик и фирменных магазинов «Рошен» под фанфары передадут в казну. Маленькие украинцы возрадуются, восторгов хватит месяца на два, не меньше. А то и на три.

То есть, президент незалэжной державы, подаривший нации туристический безвиз с ЕС, остановивший могучей рукой путинские полчища и танковые клинья, вдруг явственно ощутил приближение вселенской зрады. Оказывается, его готовят на заклание как символ борьбы с коррупцией.

Петр Порошенко не хочет становиться символом, он хочет денег. Впервые со дня победы Майдана, который отмечается аккурат в эти дни, лидер древних шумеров чует, что против него плетется международный заговор, и он не может с ним совладать. Спецпрокуроры под крышей ФБР окружают, обкладывают красными флажками — не выпрыгнуть.

Но даже крыса, загнанная в угол, способна на отчаянные поступки. Например, на резкое переобувание в воздухе, разворот на 180 градусов.

А что, звонок Путину с соболезнованиями уже зафиксирован. И хотя в Мюнхене Порошенко сделал громкое заявление о повсеместном запрете российского флага, думаю, это была его очередная тщетная попытка вернуть благосклонность западных партнеров.

Не вернул — денег по-прежнему не дают. А жить на что-то надо. И еще на Мальдивы.

Я бы на месте Владимира Путина каждый следующий телефонный разговор с Петром Порошенко вместо приветствия начинал с вопроса «Чей Крым?» Похоже, неумолимо приближается время, когда укропрезидент ответит на него правильно.

pavel-shipilin.livejournal

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Источник

Добавить комментарий