Марина Ахмедова: Речь в Бундестаге — очень гнилая

Новости Новороссии

Заместитель главного редактора журнала «Русский репортер» о нашумевшем выступлении школьника из Нового Уренгоя Николая Десятниченко в Германии. 

«Все вокруг оказались такие добрые. Страшно подумать, в каком мире добрых людей я живу. Треть постов начинается со слов — «не будем травить мальчика». Мне стыдно за себя — я не столь терпима, как мои уважаемые соседи по площадке для высказываний. Вот детский омбудсмен потребовала — даже не попросила, а потребовала — прекратить травлю мальчика. «Война — зло» — вот посыл его речи, говорит она. Нет. Это не посыл его речи. А травля мальчика, кажется, сильно преувеличена.

Читайте также: Новости Новороссии. Новости ДНР.

Я горжусь россиянами и их реакцией на слова, произнесенные в Бундестаге. Я вычеркиваю из этого события самого мальчика, чтобы ненароком его не потравить, что было бы с моей стороны гнусно и отвратительно. Но вот я — человек, который видел вживую солдат, в том числе, когда они считали меня врагом из-за того, что у меня российский паспорт, и отдавали команду — «Автоматы к бою!». На меня — одну, женщину, безоружную. Потом я видела этих солдат в плену. Я всегда жалела их. Однажды меня чуть не расстреляли за то, что я пожалела пленного. Но я четко знаю границу между милосердием и оправданием. Никому, включая тех самых пленных, не придет в голову сказать, что солдат, пришедший с оружием в руках на чужую землю — невинен. А кто тогда сжег нашу землю, уничтожил деревни, по всей стране поставил виселицы? Это что за такие невинные люди, погибшие на нашей земле с оружием в руках? Жертвы обстоятельств — да. Заслуживающие жалости — да. Невинные — нет.

Речь, случившаяся в Бундестаге — очень гнилая. На нее нужна была реакция хотя бы для того, чтобы показать немцам — не все, о, далеко не все россияне, согласились бы с таким посылом. Я не согласна. И никогда не соглашусь. И не надо мне через мальчиков, которых нельзя травить, подпихивать гнилую допустимость оправдания солдат страны, которая сожгла миллионы людей в концлагерях. Фашизм — наивысшее зло. Когда мир признает это по-настоящему, тогда и войн не будет. А так у нас в Бундестаге речь прозвучала про то, что война зло, однако вкралось в нее легко оправдание фашизма. Вот вам и зло тонкой манипуляции. Нет, такое у нас в стране пока не проходит. И слава Богу. Повторюсь — я горжусь нетолерантной реакцией россиян».

Источник Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий