Порошенко распорядился торжественно отметить Крещение Москвы

Пьер Рошен наш шоколадно-ромовый вновь отметился на поприще исторической науки. Не улеглось ещё бурление кастрюльных умов после наречения уроженки Новгорода королевы Франции Анны Русской в «щыру» украинку Анну Кыйивську (почему, не в Ганну, кстати?), как новый указ — «О мероприятиях по подготовке и празднованию 1030-летия крещения Киевской Руси-Украины».

Итак, твёрдою рукой (это если похмелье в меру удалось, конечно) положен конец вековому диспуту о названии «давньоукраїнської дэржавы» — была она «Русью-Украиной» или всё же «Украиной-Русью». Самая передовая думка обогатила украинскую науку топонимом «Киевская Русь — Украина».

Просто же «Русь», как вы понимаете, давно уж удел отсталой московско-петербургской азиатчины.

Только вот беда. Вернее, очередная зрада…

Дело в том, что современники Крестителя Владимира не подозревали о существовании не только некой «Украины-Руси», а и «Киевской Руси»! Даже киевляне. Название сие придумал лишь в XIX в. (девятнадцатом, Пьер!) историк с такой европейской-европейской фамилией как Карамзин. Потомок ордынских Кара-мурз.

Но термин этот закрепился как обозначение исторического периода — когда столицей русского государства был Киев. Вернее, даже не государства в привычном для нас понимании, а Рюрикова дома. Потому что, скажем, ни Аскольд, ни, тем более, Кий Рюриковичами не были. Первой же столицей Рюрика Ипатиевская летопись называет Ладогу, второй — вышеупомянутый Новгород. Лишь после смерти конунга Киев становится первым (но лишь по чести, а не административно) городом конфедерации. Заметим, что в древней Руси таковым ещё успеет побывать Владимир-на-Клязьме и даже клятая-преклятая Москва. Такое вот «украинство»…

А может, крестил Владимир только территорию будущей Украины? И тут облом: Новгород был крещён буквально на следующий год после «исконно украинского» Киева. Вслед за ним по указанию «украинца» (сына псковитянки, правда) Владимира был крещен и Смоленск…

Вообще Крещение Руси растянулось более чем на столетие. Однако ни одна летопись, ни один международный документ, ни одна историческая хроника мира НИ РАЗУ не упоминает в этот период (как, впрочем, и в предыдущие) никаких «Украин» — ни со строчной, ни с прописной! Хотя с VI века известны Русь, Русская земля, Русский каганат и — о, нет! — даже ненавистная Россия!

«Шо ж, воно, робыты»… Как впихнуть во всю эту историю явно «невпихуемую» Украину?

А может… А может так — равноапостольный князь крестил украинцев — потомков легендарных протоукров, а они уже потом переименуют свою «Богом дану» в Украину? Вернее, вернут ей исконное название, когда изгонят всех оккупантов, начиная от тех самых варягов по имени рос (русь).

Что же, поищем украинцев в анналах. Впервые корень «-укр» встречается в Ипатиевском списке под 1187 годом (то есть, через 200 лет после Крещения «Украины-Русы»), где обозначает окраину пограничного с половцами Переяславльского княжества. Что само по себе историческая зрада — ведь допустить, что Владимир крестил всё же Украину, то всё что южнее и восточнее Переяслава — от нынешнего Харькова до самой Одессы — не Украина! Впрочем, для свидомого мозга это слишком сложная причинно-следственная связь. Ему для полного счастья достаточно корня «укр-» в XII в., а потому многострадальный «Іпатіївський літопис» положен в основу «українознавства» (хоть и обнаружен всё тем же «монголо-татарским» Карамзиным в «угро-финской» Костроме).

И кто же в Ипатиевском списке упоминается? Ответ, благо дело, дан весьма квалифицированным украиноведом, имя которого в силу известных причин мы пока раскрыть не можем. Итак, по одному разу перечисляются ятвяги, черемисы, обры, моавитяне, индусы (!), вавилоняне (!), македоняне, фряги (франки или генуэзцы), сербы, скифы. По два раза — агляне, готы, мурома, хананеяне, шведы, абхазы, персы. По три раза — моравы и мордва; По четыре — сарацины и агаряне (т.е. все мусульмане вместе взятые), весь, римляне, египтяне (!). Пять раз — хорваты, шесть — северяне, восемь — пруссы, девять — булгары, десять — хазары и древляне, двенадцать — кривичи, тринадцать — чудь, семнадцать — варяги и евреи, девятнадцать — болгары. Двадцать четыре раза упоминаются немцы, 27 раз — печенеги, 28 — татары, 29 — торки, 32 — литва, 44 — греки; 88 — ляхи, 69 — угры, 122 — половцы. Ни разу — украинцы.

Ну хорошо, а если президент потомков протоукров имел в виду Русь в узком смысле (шёпотом — ту самую Малую Русь), то есть, Поднепровье между Полесьем и границей степи, на которой Владимир в 992 г. и возведёт пограничный город-крепость Переяславль-Русский (ныне именуемый Переславом-Хмельницким)?

Ответ даёт уже Лаврентьевская летопись. Вот что говорится в ней о событиях того самого «крещального» 988 года на «Київщині»: «И говорит Владимир: “Не хорошо, что так мало городов около Киева”. И начал ставить города по Десне, и по Остру, и по Трубежу, и по Суле, и по Стугне. И начал набирать мужей лучших от словен (из Новгородской земли, — Д.С.), и от кривичей (нынешнее Подмосковье, — Д.С.), и от чуди (вообще, угро-финны! — Д.С.), и от вятичей (то же «Подмосковье и окрестности», — Д.С.), и заселил ими города — стали ратью от печенегов. И воевали с ними, и одолевали их».

Ну вот как дальше жить?!! В самом «сэрци» Украины!

И в завершение безрадостной картины. Украиной все эти москали киевские называли в эпоху древней Руси то самое Волжско-Окское междуречье, где затерялся среди дремучих лесов и озёр городок Москва.

Так чьё Крещение распорядился отмечать «лидер украинской нации»?

 

Дмитрий Скворцов

Источник: alternatio.org Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий