Тихон Гончаров: Слова Могерини об «украинцах» в Донбассе — это хорошая мина при плохой игре

Вчера верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и по вопросам политики безопасности — вице-президент Европейской комиссии Федерика Могерини назвала жителей Донбасса «украинцами». «Хочу четко сказать, что Крым — это Украина, и Донбасс — это Украина. И люди, которые живут на Донбассе и в Крыму — это украинцы», — заявила Могерини, выступая перед студентами в Киеве.

Данное заявление отображает холодную и расчетливую позицию Запада по конфликту в Донбассе и присоединению Крыма к России. Как бы не хотелось некоторым переговорщикам, но для европейцев что Крым, что Донбасс – это звенья одной цепи, что в большой степени небезосновательно.

Переворот 2014 года в Киеве был заранее спланирован и осуществлен при полной поддержке Запада. Это стало одним из пиков реализации «украинского проекта», единственной целью которого является развязывание войны внутри России, что мы частично и видим сейчас в Донбассе.

Причем сопротивление Донбасса (в отличие от Крыма, где дополнительным фактором были российские военные базы) стало для Запада действительно неожиданным. Ведь долгие годы как в Донецке, так и в Луганске интенсивно работали сотни западных фондов, грантоедских структур, всякого рода околорелигиозных сект и организаций. В Донбассе за годы «незалежности» была построена целая сеть молодежных «активистов», ориентированных на Запад. Казалось бы, почти все готово для окончательной переплавки русских Донбасса в либеральных русскоязычных русофобов, именующих себя мифическими «украинцами». Но что-то пошло не так. Жители Донбасса не захотели добровольно отрекаться от своего имени. Как не захотели и миллионы граждан по всей исторической Новороссии, но именно в Донбассе уровень сопротивления агрессивной русофобии оказался критическим. А с первыми ударами украинской авиации и артиллерии по городам Донбасса, Украина здесь окончательно закончилась.

Главным мотивом восстания Донбасса была и остается защита своей русской идентичности, сохранение своей истории, языка, веры и традиций и путь возвращения в Россию. И как бы не хотелось кому-то представить конфликт в Донбассе как некое противостояние между «правильными украинцами» и «неправильными украинцами»*, у них ничего не выйдет. Достаточно посмотреть видео митингов Русской весны в Луганске и Донецке 2014 года, чтобы откинуть подобные утверждения.

Единственное, что пока позволяет формально считать жителей Донбасса гражданами Украины – это наличие украинских паспортов у жителей ДНР и ЛНР. Но как только появится возможность сменить их на российские, граждан Украины здесь не останется.

Поэтому заявление Могерини – это попытка сохранить определенный статус кво и продолжение политики двойных стандартов в отношении прав народов на самоопределение и защиты элементарных прав человека.

Конечно, европейские чиновники не могут не знать о масштабах преступлений украинских властей по отношению к жителям Донбасса, но официальные структуры ЕС их просто не замечают, повторяя из года в год мантру «Донбасс — это Украина».

Но сегодня уже очевидно, что время безусловного диктата Запада закончилось, и подобные безапелляционные утверждения Могерини – это хорошая мина при плохой игре.

 

* Отмечу, что в Донбассе, как и в России, продолжают любить малороссийскую культуру и украинские песни, которые всегда были частью общерусской культуры. В театрах часть спектаклей ставится на украинском языке. Школьники продолжают учить два языка, но русский, на котором говорит 95% населения Донбасса, естественным образом вернул себе статус основного.

 

Тихон Гончаров, специально для ИА «Новороссия».

Источник


Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий