Армия уронивших сало

Новость о том, что Пётр Порошенко поручил законодательно закрепить в украинской армии приветствие «Слава Украине!» — «Героям слава!», всем нам знакомый и родной до боли СУГС, вызвала небывалый ажиотаж, оставшийся для меня не совсем понятным. Действительно, пароль, использовавшийся для приветствия бойцами ОУН-УПА* в годы Второй мировой войны, — это не самое благопристойное новшество с точки зрения антифашистов, но странно придавать ему какой-то серьёзный вес после того, как в Киеве появился упирающийся в Бабий Яр проспект имени Степана Бандеры.

Тут, правда, есть одно немаловажное обстоятельство, которое придаёт этой истории особый смысл. СУГС, давно используемый националистами и как приветствие, и как кричалка на различных массовых мероприятиях, всё же воспринимался в качестве одного из атрибутов праворадикалов, которые с его помощью отделяли себя от всех остальных, недостаточно, с их точки зрения, сознательных граждан. СУГС даже провоцировали, бросая его в лицо случайным прохожим и наблюдая за их реакцией. Его даже периодически заставляли проговаривать под запись взятых в плен ополченцев Донбасса.

То есть эта формула носила на себе налёт маргинальности, поскольку было известно, что она является начальным и самым простым способом самоидентификации членов разнообразных нацистских групп. Украинская власть, декларирующая приверженность европейским ценностям и курсу евроинтеграции, используя эти группировки в качестве альтернативного инструмента силового воздействия на общество, всё же старалась там, где это было возможно, не сближаться до степени неразличения с праворадикальным флангом.

Собственно, законопроект о легализации СУГС в армии уже давно лежит без всякого движения в Верховной раде. Почему именно сейчас Порошенко понадобилось актуализировать эту крайне сомнительную инициативу, которая точно вызовет аллергию у поляков? Польше по понятным причинам крайне не нравятся любые действия, направленные на героизацию бандеровского движения. Они их совершенно справедливо квалифицируют как оправдание, коллаборационизм и продвижение нацистской идеологии, которая была в виде интегрального национализма принята ОУН-УПА* как идейная платформа.

Нацистская атрибутика, возрождаемая Украиной, не нравится многим европейским начальникам. Да и в Вашингтоне еврейское лобби прилагает все усилия, чтобы обратить внимание власть имущих на нацистский шабаш, длящийся на украинской земле уже свыше четырёх лет. Вспомним письмо 57 американских сенаторов, призвавших украинские власти «прекратить искажать историю холокоста и почитать нацистских преступников». То есть последствия закрепления СУГС как официального армейского приветствия, может, и не будут столь значительными, но и аплодисментов от европейских и американских партнёров Порошенко не дождётся. Поэтому этот шаг кажется не слишком резонным: шуму много, а выгоды неочевидны.

Понятно, что очень многие поступки и шаги украинского президента необъяснимы с точки зрения их соотнесённости со здравым смыслом, но в большинстве случаев видна хотя бы жёсткая антироссийская логика, когда, ставя под удар украинские интересы, Порошенко исходит из необходимости нанести хоть какой-то ущерб России. Так было в ситуации с блокадой Донбасса, которую Киев легализовал как собственную инициативу, разрывом экономических связей, гибельных для украинской промышленности. Но СУГС не годится даже в качестве заурядного троллинга. Подумаешь, ну, утвердили ещё один нацистский атрибут в качестве официального ритуала, эка невидаль!

Есть ощущение, что поручение президента — это шаг, рассчитанный исключительно на внутреннего потребителя. Потребителя специфического, который за последние годы многократно увеличил свою численность и влияние. Дрейф украинского лидера в направлении ультраправых сил всё более отчётливо становится политическим трендом. И в этом нет ничего удивительного. В преддверии выборов политику, имеющему десятипроцентный рейтинг, нет смысла пытаться расширить свою электоральную базу. Ресурсов для того, чтобы серьёзно повысить уровень благосостояния граждан, нет совсем. Да если бы и были, эффект от подкупа избирателей при той устойчивой ненависти, которую испытывает большинство граждан к президенту, скорее всего, оказался бы нулевым.

Поэтому ставка, по всей видимости, делается на маргинализацию государственных институтов, насильственную трансплантацию в государственные институты нацистской доктрины и символики. Я не сомневаюсь в том, что в армейской среде инициатива Порошенко была встречена проклятиями. Среди профессиональных военных бандеровщина не пользуется популярностью. Но этот шаг позволяет упрочить позиции националистов в армии.

На что именно рассчитывает президент, пытаясь войти в тесный союз с националистами перед выборами, сказать сложно. Но то, что он имеет в виду некий экстремальный ход событий, а не нормальную избирательную кампанию, кажется очевидным. Электорат, поддерживающий правых радикалов, немногочисленен и на исход выборов оказать какое-либо существенное влияние неспособен. Но сами националистические группировки и организации уже давно стали самостоятельными силовыми структурами, способными запугать людей, разогнать то или иное мероприятие, внести хаос в любой процесс. В этом качестве их можно будет использовать для срыва выборов или чего-нибудь похуже.

* Организация, признанная экстремистской и запрещённая на территории России.

Андрей Бабицкий

life.ru

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции

Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий