«Белый и пушистый» Вермахт: Где правда и где вымысел

Новости Новороссии

«Белый и пушистый» Вермахт: Где правда и где вымысел

Какими «невинными жертвами» были солдаты Гитлера на самом деле

Читайте также: Новости Новороссии. Новости ДНР.

Нашумевшее выступление новоуренгойского старшеклассника в Бундестаге о немецких солдатах, как о невинных жертвах, не желавших воевать, в очередной возбудило адептов «фолк-хистори», которые уже много лет доказывают, что Вермахт, в отличие от СС, состоял из сплошных «рыцарей без страха и упрека». Не повинных ни в каких военных преступлениях.

Публицист Марк Солонин заявил всем критикам гимназиста из Нового Уренгоя:

«Приговором Нюрнбергского трибунала установлено, что служба в Вермахте — в любом чине, от рядового до генерала — не является преступлением. Соответственно, солдат Вермахта, погибший в русском плену — не преступник. Точка».

Возмутился критикой подростка и политолог Глеб Кузнецов:

«Мальчик и его неизвестные (со)авторы озвучили тупо ОФИЦИАЛЬНУЮ российскую версию роли немецкого народа в Великой Отечественной войне. На официальном мероприятии в официальном вполне месте. Я эту версию в школе изучал»…

И ведь убедительно излагают! Как же так — мы сами признали, что честные солдаты Вермахта никакого отношения к зверствам нацистов не имели, а тут берем и предъявляем им какие-то претензии? Нехорошо получается… Но стоп! А когда это мы говорили, что Вермахт ни в чем не виноват? В ходе Нюрнбергского трибунала? Именно мы? Простите, но этого не было.

С Вермахтом в ходе знаменитого международного судебного процесса в Нюрнберге приключилась очень некрасивая история. Дело в том, что советская сторона просто обязана была потребовать привлечь данную структуру к ответственности на организационном уровне. О причинах — мы поговорим чуть ниже. Однако в позу по этому поводу встали наши западные «союзники». Доказательств преступной деятельности Вермахта и его верховного главнокомандования на процессе было представлено море. Однако представители от США, Великобритании и Франции настояли на том, чтобы вместо объявления преступной армии Третьего рейха в целом, проводить «индивидуальные суды» над каждым отдельно взятым военнослужащим. Понятно, что «угнаться» за каждым лейтенантом или ефрейтором оказалось физически невозможно, а многие влиятельные немецкие военачальники находились в руках англичан и американцев, относившихся к ним весьма лояльно.

Почему западные страны заняли именно такую позицию, догадаться несложно. Вскоре после начала процесса стало ясно, что Запад готовится к глобальному противостоянию с Советским Союзом. Еще шли заседания трибунала, а Уинстон Черчилль уже дал формальную отмашку началу холодной войны. США и Великобритании нужен был мощный союзник в континентальной Европе — и опытные солдаты Гитлера прекрасно подходили на эту роль. Объявление же Вермахта преступной организацией могло стать для Лондона и Вашингтона репутационной ловушкой. Спрятавшись же за «индивидуальными судами», западные политики ничем не рисковали. В отличие от территории СССР и Восточной Европы, на западном фронте Вермахт действительно не запятнал себя массовыми военными преступлениями. С юридической точки зрения ситуация сложилась абсурдная. Трибунал осудил и приговорил к смертной казни начальника Верховного командования Вермахта Вильгейма Кейтеля и начальника Штаба оперативного руководства Альфреда Йодля, но «не тронул» саму структуру, посредством которой они воплощали свои преступные планы в жизнь.

Советскому же Союзу в условиях противодействия со стороны США, Великобритании и Франции оставалось лишь заявить об «особом мнении» — несогласии с «оправданием», как Вермахта, так и со снисхождением трибунала к отдельным одиозным персонажам из окружения Адольфа Гитлера.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий