Борис Межуев: Трамп хочет уйти от войны в Иране с помощью России

Новости Новороссии

28-29 июня в японской Осаке пройдет саммит G20, в рамках которого может состояться встреча президента России Владимира Путина и его американского коллеги Дональда Трампа. Пресс-секретарь российского лидера Дмитрий Песков не исключил, что встреча может состояться «на ногах», то есть не будет столь долгой, как была год назад.

Отметим, что прошлогодняя встреча лидеров двух стран продолжалась 2 часа 10 минут.

Что изменилось за год после встречи Путина и Трампа и какими стали приоритеты США во внешней политике, об этом в комментарии для ИА «Новороссия» рассказал философ и политолог Борис Межуев.

Читайте также: Новости Новороссии. Новости ДНР.

«За год изменилось только то, что политика Соединенных Штатов сосредоточилась исключительно на Иране. Мы видим, что полностью ушла тема Сирии — никаких существенных заявлений, никаких вопросов. Тема Северной Кореи тоже ушла на третий план. Венесуэла также выпала из повестки, хотя в текущем году эта тема была яркой.

Возникает ощущение, что вся фокусировка, все напряжение сейчас сосредоточено на Иране и в частности на каком-то разрешении этой ситуации при очевидной невозможности решить этот вопрос, кроме как нанесением военного удара. Я не очень верю, что удастся избежать военно-силовой развязки не в этом, так в следующем году. Причем, по моему мнению, Трамп лично не хочет войны, я это понимаю. Он пытается какими-либо способами избежать этого, обойти это, по-видимому надавить на Иран и добиться от него отказа от ядерных испытаний, обогащения урана полностью. Предполагаю, что Трамп хочет, чтобы все полностью было прекращено, даже больше того, что требовалось по иранской сделке, хочет, чтобы Иран ушел с территории Сирии. Рассчитывает, что другие страны будут способствовать в давлении на Иран. Но этого все-таки не происходит — Иран только усиливает свою позицию, мы не видим с его стороны никаких шагов навстречу США.

В итоге идет вялотекущий торг относительно Ирана. При этом возникает ощущение, что он ничем не может закончиться. Он будет идти, США с Трампом будут продолжать намекать России на то, что если она проявит какую-то большую лояльность по вопросу Ирана и потребует более жестко и решительно вывода иранских войск с территории Сирии, то в этом случае украинский вопрос как-то решится в лучшую для России сторону (потому что Зеленский, похоже, весьма управляемая фигура). Вопрос о газовом рынке тоже как-то может быть решен более или менее в пользу России. Такие «пряники» будут предлагаться России.

Но на данный момент не понятно, как все будет решено. Это может прозвучать странно, но если бы у Трампа была четкая, ясная ориентация на войну, то может быть нам (России. — прим.ред.) даже было бы легче. Потому что было бы понятно, что от нас ничего никто не хочет. Как раз некоторая сложность ситуации заключается в том, что Трамп видимо все же что-то хочет от России. В этом смысле Россия для него важна фактически, как медиатор между ним и Ираном. Нам было бы проще выстраивать ситуацию, если бы американцы уверено знали, что они идут на военные действия, все было бы определено, как в случае с Ираком и на Россию никто не обращал бы в этом плане внимания. Но в данный момент этого нет, а есть как раз попытка создать некоторый дипломатический альянс совместного давления. А Россия, в свою очередь, конечно уж точно не хочет так просто вступать в этот альянс. Что американцы за это реально могут дать – неясно. Кроме туманных обещаний «когда-то в будущем чему-то как-то поспособствовать».

Поэтому, я думаю, что мы будем свидетелями долгого бесконечного желания встречаться, потом сокращения формата встречи, снижения статуса этой встречи, каких-то «дружеских» рукопожатий, улыбок и в общем возвращения в статус кво. Может быть в будущем какие-то другие вопросы выйдут на первый план, в частности вопросы связанные, например, с Арктикой, те же вопросы газа и вытеснят иранский вопрос. Пока иранский вопрос в фокусе эта неопределенность будет сохраняться долго. Возможно через год-два все-таки иранский вопрос уйдет с первой повестки дня и тогда возникнут какие-то общие темы для договоренностей», — заявил эксперт.

Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий