Европа разыграет русскую карту против Америки

Европа разыграет русскую карту против Америки

Власти ЕС пообещали отстаивать свои экономические интересы перед Вашингтоном всеми способами

Власти Германии, Франции и Великобритании заявили о готовности защищать свои торговые интересы в споре с Соединенными Штатами Америки. Напомним, что с 23 марта США ввели новые таможенные пошлины на стальную и алюминиевую продукцию, однако ряд стран, в том числе и члены Евросоюза, получили отсрочку до 1 мая. Ангела Меркель понимала вопрос отмены пошлин на встрече с президентом США Дональдом Трампом, но успеха, видимо, не добилась.

В конце апреля американский министр торговли Уилбур Росс фактически выдвинул ультиматум, призвав власти ЕС определиться и принять либо таможенные пошлины в размере 25% на сталь и 10% на алюминий, либо квоты в размере 90% от всех поставок ЕС в США. Но Берлин, Париж и Лондон с такой постановкой вопроса, похоже, не согласны.

«Они были едины во мнении, что Соединенные Штаты не должны прибегать к торгово-политическим мерам против ЕС, а Евросоюзу в противном случае следует быть готовым решительно защищать свои интересы в рамках международного торгового порядка», — приводит мнение лидеров трех стран ТАСС. Лидеры трех европейских стран заявили о готовности ЕС защищать свои торговые интересы в случае введения США пошлин на европейскую продукцию после совместного телефонного разговора.

Политики договорились о «тройной реакции» на действия США. Во-первых, это обращение в ВТО, во-вторых, поддержка европейских производителей, а в-третьих — возможное введение таможенных сборов на американские товары. Они могут затронуть продукцию сталелитейной промышленности, виски, мотоциклы «Харлей Дэвидсон» и джинсы. Как рассказала еврокомиссар по вопросам торговли Сесилия Мальстрём, Европа немедленно примет ответные меры, если США не откажутся от пошлин.

Несмотря на то, что в политических вопросах Европейский Союз последние годы практически без исключений шел в фарватере США, последние экономические шаги американской администрации вызывают у европейцев довольно жесткую реакцию. Так, канцлер Австрии Себастьян Курц назвал решение Трампа ввести пошлины на сталь и алюминий идиотизмом и пообещал, что Европа сможет предпринять действенные меры, который заставят американское руководство отказаться от этих ограничений. Президент Франции Эммануэль Макрон 22 апреля сравнил введение пошлин с торговой войной.

Теоретически Трамп еще может отказаться от введения пошлин для европейцев. Однако в этом случае будет похоже, что президент США дал слабину, а ему не хочется создавать такое впечатление ни у избирателей, ни у собственных оппонентов. Поэтому вопрос в том, как далеко европейцы готовы зайти в защите собственных экономических интересов. А, главное, начнут ли экономические разногласия перетекать в политическую плоскость. Например, при вероятном усилении давления со стороны США почему бы Брюсселю не пригрозить ослабить санкционный режим против России, чтобы компенсировать свои экономические потери?

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв считает, что Европа могла бы на это пойти, если бы не загнала себя в угол.

— У Трампа есть задача, о которой он говорил еще во время президентской кампании и благодаря которой его во многом выбрали. Эта задача — возвращение промышленности обратно в Соединенные Штаты. Промышленность США сегодня, мягко говоря, находится в тяжелом положении. И миллионы безработных рабочих поверили, что нашелся президент, готовый защищать их интересы, и проголосовали за Трампа.

Изначально его идея заключалась в том, чтобы подвинуть с американского рынка китайцев. Китайцы не подвинулись, но обещали очень большие неприятности, если американцы попробуют провернуть нечто подобное. Трап отступил. Вспомните знаменитые переговоры в Вашингтоне, когда американцы нанесли первый ракетный удар по Сирии во время визита Си Цзиньпина. Китайцы сделали вид, что они не заметили удара по Сирии, а американцы — что не собираются выгонять китайцев со своего рынка. Да это и физически невозможно, потому что даже джинсы в США в основном не американские, а китайские. Американцы могли остаться без штанов в буквальном смысле слова.

Тогда встал вопрос о том, как же поднимать промышленность. Возник второй вариант — активно продавать энергоресурсы за рубеж. Именно поэтому в Польше строится завод по восстановлению сжиженного газа, который американцы будут ввозить в Европу, только в три раза дороже нашего. Но европейцев такие планы не вдохновили. Они дали понять, что им на этот газ не хватает денег, и покупать по такой цене они его не будут. Но даже если бы эта история с газом удалась, добыча и переработка углеводородов большого количества мест на рынке труда не создаст.

Поэтому возник третий вариант — сократить импорт из Европы и других стран и таким образом простимулировать собственное производство. Но европейцы напомнили, что в торговле у них приблизительный паритет, и если США перестанут покупать их товары, они перестанут покупать американские. А так как просто запретить покупать нельзя, так как от этого рухнут все принципы западного мира, остается вводить пошлины и квоты. Вот и началась война пошлин.

— Но готовы ли к ней европейцы?

— Европейцы при всей своей политической лояльности к Соединенным Штатам вынуждены будут отвечать. Даже Макрон, явно выбранный Трампом в «самые правильные европейцы» против Меркель, с которой у него изначально не сложились отношения, не может просто приехать во Францию и сказать, что он согласен с сокращением французского импорта и увеличением американского экспорта. В этом случае массовая безработица во Франции будет неизбежна. После таких заявлений его политическая карьера будет окончена.

Поэтому европейцы, вне зависимости от своих политических взглядов, вынуждены будут вводить эти пошлины. Если они не смогут сохранить объемы производства, начнется резкий рост безработицы. Безработные выйдут на улицы и начнут опять жечь машины, как уже было в Париже. Макрон очень хорошо понимает, чем это может закончиться для него.

С социальной ситуацией в Европе вообще играть очень опасно, а любое сокращение производства — это резкий удар по ней. Внутреннее потребление стали и алюминия в Европе увеличить невозможно. Продать в Россию, куда всегда продавали все то, что не продается, тоже нельзя, потому что у них санкции. Европейцы оказались в очень тяжелом положении. Они привыкли хорошо жить. Их социальная система на самом деле гораздо приятней и слаще, чем американская. И если сократится производство, а вместе с этим упадет уровень жизни, будет настоящий кризис, и европейское руководство это понимает. Поэтому им некуда деваться, придется отвечать.

— Могут ли европейцы использовать в переговорах «русскую карту»? Например, пригрозить отменить санкции против России?

— Они могли бы это сделать, но дело Скрипаля несколько сокращает способность к маневру. Это дело плохо тем, что оно касается морали. «Плохие русские отравили хорошего Скрипаля» — так поставили вопрос на Западе. Объяснить людям, что необходимо сохранять рабочие места, можно, но объяснить, что нужно торговать с теми, кто, как вы говорите, отравил человека, будет трудно.

С другой стороны, разыгрывать русскую карту европейцам необходимо. Они могли бы решить все свои проблемы, если бы наплевали на санкции. Они могут выдержать либо санкции, либо пошлины, но не оба эти явления одновременно.

Но на что хватит духу европейцам — большой вопрос. Пошантажировать Трампа они могут, но вот в одностороннем порядке отменить санкции… Как тогда они объяснят своим избирателям то, что они последние годы рассказывали про страшную Россию, а последние несколько месяцев вообще про убийц, которые травят людей?

Инерция пропаганды остается. Если экономическая ситуация станет очень тяжелой, тогда уже будет не до инерции, и могут начаться реальные действия. Но сейчас сомневаюсь, что это пойдет дальше дипломатической игры. Европейцы могут попугать американцев, но на отмену санкций сами не решатся. Хотя объективно отмена санкций стала бы для них решением проблемы. Все то, что они не отправят в Америку, они могли бы отправить в Россию.

Если бы экономическая элита Европы играла бы в политике более весомую роль, отношения с Россией были бы намного спокойней. Беда в том, что после объединения Германии возникла иллюзия, что политика сама решит все проблемы. Пока эта иллюзия не будет преодолена и промышленные партии не начнут играть более значимую роль в европейской политике, ситуация вряд ли изменится. Другой вопрос в том, когда это может произойти и не будет ли уже слишком поздно.

Анна Седова
Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий