Оппозиция, она такая… оппозиция

Новости Новороссии

Общими фразами уже не отделаться. Пора предпринимать реальные действия! Так почему бы не начать с помощи политзаключённым и их семьям?

И вновь без особой помпы и освещения в СМИ, вполне себе обыденно прошёл очередной раунд переговоров трёхсторонней группы Минского формата. Прочитал итоговый пост-отчёт Талакиной и не увидел ровным счётом ничего нового. Что, в общем–то, и ожидалось. Даже комментариев под постом нет, и причина кроется, на мой взгляд, в том, что этот закрытый от посторонних глаз формат изжил себя полностью и его секретность не привнесла никакого конструктива. Неизвестно даже, кто именно принимал участие в переговорах и о чём на самом деле на этом междусобойчике говорили. Если видимость этого процесса продолжается, значит это кому-то нужно и, по–видимому, имеет какой–то смысл и даже, вполне возможно, приносит определённую пользу. В очередной раз вопрос с обменом политзаключённых повис в воздухе и в обозримом будущем разрешения не имеет.

Читайте также: Новости Новороссии.

В контексте всего происходящего (а скорее непроисходящего) имеет смысл поговорить об отношении к этой проблеме со стороны противоположных сторон конфликта. Юрий Ткачёв в своём посте на Фейсбук немного коснулся этого вопроса, я же в свою очередь хотел бы высказать пару соображений на этот счёт в более развёрнутом формате.

Позволю себе немного отклониться от основной канвы и проделать небольшой экскурс в недавние события, связанные с ущемлением свободы слова в/на Украине. Просто хочется прояснить сложившуюся ситуацию в отношении определённых людей.

Начну с так называемого «дела Вышинского». Главреда «РИА Новости в Украине» Кирилла Вышинского арестовали по действительно надуманному обвинению и при обыске нашли у него дома уйму всевозможного компромата, в том числе медаль за «освобождение Крыма», российский паспорт и много денег в различной валюте, ну и ещё по мелочи. Да и подбросили спецслужбы много всякого, но это уже привычная практика. Методы украинских силовиков вызывают, мягко говоря, множество вопросов, но зачем же самому фигуранту уголовного дела так подставляться? Особенно с учётом того, где и в каких условиях приходится работать, хотя к подаче информации от этого издания возникали вполне обоснованные вопросы и перекручивание фактов в нужном для себя ракурсе имело место быть. Для примера можно взять интерпретацию этого поста Юрия Ткачёва на свой лад от издания, которым руководил Вышинский.

Но речь пойдёт не о самом Вышинском и не о методах работы его медиа, в конце концов, он наёмный работник и обязан выполнять директивы, спускаемые сверху (такая уж журналистика на современном этапе, за редким исключением), но при всём при том он является гражданином Украины, и судить его будут по украинскому законодательству, невзирая на наличие у него паспорта гражданина РФ. Точка. Хотя он заявил о своём желании сдать украинский паспорт, это достаточно сложная правовая процедура, и одного желания тут недостаточно.

Само правосудие в отношении Кирилла Вышинского тоже вынесем за скобки, поскольку закон в Украине для кого надо закон, или, попросту говоря, беззаконие. И дело, состряпанное на коленке в отношении данного индивидуума, не является чем–то из ряда вон выходящим в современных украинских реалиях. К величайшему сожалению. Вышинский, в силу своей должности и известности возглавляемого им издания, попал в число топовых персонажей в медиапространстве. Шутка ли сказать, его судьбой озаботилось множество влиятельнейших людей, включая и президента России. Первая неделя после ареста — это было нечто. Митинги, акции, ток–шоу и пр. Но затем всё затихло, хотя, насколько мне известно, идёт работа по его обмену на кого–то из украинских заключённых, отбывающих срок в РФ. Называют фамилию Сенцова, хотя там есть множество вопросов, и об этом мы поговорим в следующей статье. Есть мнение, что у Вышинского всё будет в порядке и довольно скоро он будет на свободе, хотя однозначно не на Украине, главное — не в тюрьме. Тем более что о нём помнит и хлопочет руководитель RT и «Спутник» Маргарита Симоньян, а также многие другие. В отличие от множества обычных, не «топовых» политзаключённых, которых в украинских тюрьмах и лагерях немало и которым до свободы ещё ох как далеко. И про которых практически все забыли и не вспоминает никто, кроме родных, близких и самых верных друзей.

Вообще довольно «интересная» ситуация складывается в отношении т. н. политических. На каком–то этапе, покуда во главе процесса не стал Виктор Медведчук, многие вопросы с обменами решались за деньги или на уровне чуть ли не ротных на линии соприкосновения. Потом общая картина изменилась, и трудно сказать, в какую сторону. В настоящее время вроде и списки уже уточнены, и всё готово, но где–то постоянно происходит сбой и всё останавливается. Напрашивается элементарный вывод: кроме распиаренных и «топовых» политзаключённых по обе стороны конфликта, интерес к оставшимся просто–напросто пропал. Так видится ситуация со стороны, да так оно, скорее всего, и есть.

По уже сложившейся практике, если за человека есть кому заступиться, то рано или поздно у него всё сложится благополучно и всё получится наилучшим образом. За примерами далеко ходить не нужно. За Руслана Коцабу очень плотно боролась Татьяна Монтян, и хотя оправдательного приговора покуда нет, человек на свободе, имеет возможность выезда из Украины и может высказывать своё мнение о ситуации в стране перед представителями европейского сообщества. Дмитрий Василец и Евгений Тимонин попали в поле зрения адвоката Андрей Портнова, который досконально изучил их уголовное дело и, используя все свои связи, вытащил из тюрьмы. Пока под домашний арест, но, когда шумиха утихнет, у ребят тоже всё наладится. Есть ещё три–четыре фамилии, которые периодически всплывают в информационном поле, но это происходит от случая к случаю и только в привязке к каким–либо событиям, связанным с темой политзаключённых в Украине.

Где же на всех остальных, которых действительно множество томится в украинских застенках, набрать крутых защитников, которые озаботятся судьбами обычных людей, пострадавших от украинского «правосудия»?

Весь абсурд ситуации заключается в том, что украинская власть, в отличие от представителей т. н. «русского мира», борется за своих соотечественников, по политическим мотивам попавших в заключение на территории России. Для этих целей используются все доступные площадки, разгоняется волна в медиа и интернете, летят жалобы во все международные, в том числе правозащитные, структуры, вплоть до ООН. И даже если принять во внимание, что все эти заявления подаются в контексте «российской гибридной агрессии», всё равно на фоне беззубости и невнятности оппонентов это выглядит вполне достойно и показывает настоящую заботу государства о своих гражданах. И не суть важно, что потом освобождённые из застенков «Мордора» граждане, как
например Надежда Савченко, могут в одночасье превратиться во врагов народа, процесс продолжается, не останавливаясь практически ни на минуту. И если допустить, что все эти действия не имеют ничего общего с заботой государства о своих согражданах, а преследуют чисто политические цели, всё равно настойчивость в достижении своей цели заслуживает уважения. Опять же, в пику представителям противоположного лагеря, которых хватает лишь на кратковременные всплески по распиаренным именам, а затем все их усилия уходят, как вода в песок.

Вполне очевидно, что функции по защите своих сограждан могли бы взять на себя украинские политики, якобы являющиеся оппозицией к действующему режиму, но по каким–то одним им ведомым причинам нежелающим принимать никакого участия в деле по защите обычных людей, попавших в беду. Да и если честно говорить, то даже за своих выступают (если выступают) без особого энтузиазма. Может быть, эта тема является своеобразным табу на Украине, в отличие от тоталитарной РФ, где достаточно известные деятели культуры и прочие либералы имеют возможность во весь голос критиковать действия власти и требовать освобождения политзаключённых? А ведь, как уже отметил Юрий Ткачёв в своём тексте, именно эта тема могла бы привлечь на сторону украинской оппозиции немало сторонников, ведь репрессии в той или иной степени коснулись множества жителей Украины.

Конечно же, достаточно просто и безопасно говорить об экономических проблемах и ошибках действующей власти. Можно свободно оперировать цифрами соцопросов и пробуксовывающими реформами, но спуститься с небес на землю и увидеть реальную ситуацию изнутри у нынешних оппозиционеров нет самого обычного желания. А может, это страх за своё благополучие и ожидание реванша на предстоящих выборах? Но до выборов ещё нужно дожить, особенно если учесть, с какой скоростью действующая власть зачищает информационное и политическое поле от конкурентов. Для представителей оппозиции, на мой взгляд, было бы неплохо создать прецедент, при котором политические заключённые, а также их родные смогли бы ощутить реальную финансовую, правовую и информационную поддержку внутри собственной страны.

В жизни всякое случается, и вполне возможно, что определённые действия в любом направлении могут в дальнейшем перевесить на чаше весов неблагоприятно сложившуюся ситуацию — в том числе при попадании в беду самих представителей оппозиции, что уже и происходит. Деньги и власть не- являются панацеей от грядущих изменений, а за примером далеко ходить не надо, достаточно вспомнить предыдущих оппозиционеров и всё, что с ними произошло. А ведь они были на самой вершине и были уверены в незыблемости своих позиций!

Помимо оппозиции на территории самого украинского государства, есть ещё политики, покинувшие страну, но по–прежнему отождествляющие себя с украинской действительностью. Собирают какие–то форумы, декларируют непонятные лозунги, даже создают нечто пафосное под звучным названием «Комитет спасения Украины» и ждут, когда на их бывшей Родине всё развалится, а их позовут править дальше под видом восстановления государства и государственности. Не позовут, и это неоспоримый факт. Разве что страна полностью перейдёт под внешнее управление, и их просто назначат руководить остатками территорий. Но почему именно они — люди, которым, в общем–то, нечего и некого бояться — не озвучивают свою позицию по вопросу о политических заключённых? А может, эта тема является закрытой на территории сопредельного государства? А может, эти «бывшие» поют с чужого голоса и озвучивают только то, что им разрешают? Вопрос, конечно, интересный…


«Комитет спасения Украины» 

Сейчас такое время, что общими фразами о благосостоянии народа и прочей набившей оскомину чепухе, которой пичкают отовсюду представители абсолютно всех ветвей власти, уже не отделаться. Нужно озвучивать какую-то внятную позицию, предпринимать какие–то реальные действия, так почему бы не начать с помощи «политическим» и их семьям?

Никто, повторяю, никто не застрахован от политического преследования, правового нигилизма и самого примитивного националистического беспредела. Всё происходящее в/на Украине достаточно ясно доказывает тот факт, что на данном отрезке времени уже сформировались определённые течения, которые определяют курс страны на ближайшую перспективу. И если не произойдёт чего–то экстраординарного, вялотекущие процессы с непонятным конечным результатом будут превалировать и в дальнейшем.

Куда это всё приведёт страну и чего ожидать даже в краткосрочной перспективе — вряд ли кто–нибудь может спрогнозировать. Бизнес-проект под названием «банкротство Украины» продолжает своё шествие по остаткам «европейского государства». Кому это выгодно и какое окончательное решение будет принято в отношении этого образования, лишившегося части своих территорий, по–видимому, неизвестно никому.

Влад Воробьёв

timer-odessa.net

Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий