Первый год президента Трампа на Ближнем Востоке

Новости Новороссии

Первый год президента Трампа на Ближнем Востоке

В 2017 году США пытались убедить Ближний Восток в том, что их доминирование незаменимо. Не получилось. Положение Америки в ближневосточном регионе ухудшилось. В президенте Трампе здесь видят психологически неустойчивого политика с противоречивыми заявлениями и непоследовательностью в действиях. Из недели в неделю, от твита к твиту американский президент менял свою позицию по ключевым для Ближнего Востока вопросам. Неудивительно, что по завершении первого года его президентства политику США здесь мало кто поддерживает.

Читайте также: Новости Новороссии.

Пожалуй, самой значимой ошибкой Вашингтона стало американское признание Иерусалима столицей Израиля. Президент Трамп противопоставил Америку миру. При голосовании на Генеральной Ассамблее ООН США оказались в дипломатической изоляции. Такого поражения американцы ещё не испытывали. Не улучшило решение Трампа по Иерусалиму и безопасность Израиля. События в секторе Газа, где вновь вспыхнул «гений джихада», напомнили предвоенные дни.

Международное сообщество не зря полагает, что попытка Белого дома сделать традиционное участие палестинцев в мирном процессе невозможным провалилась. От поддержки Вашингтона отказались даже самые зависимые от американской помощи союзники. К примеру, Афганистан, получающий более трёх миллиардов долларов американской помощи ежегодно, осудил США и проголосовал за призыв ООН к президенту Трампу отменить его решение по Иерусалиму.

В самом Афганистане 2017 год стал одним из самых худших. Талибы расширили влияние, взяв под контроль более трети страны, жертвы среди гражданского населения достигли рекордного уровня, афганские силы безопасности близки к истощению. Среди вариантов стратегии США в Афганистане президент Трамп выбрал самый простой, отправив туда ещё 3500 человек, в результате чего общее количество военнослужащих США в Афганистане достигло 14 500. 

Однобокая ориентация на военное решение афганского кризиса остаётся фатальным недостатком стратегии США. При этом ставка на военную победу над «Талибаном» лишена оснований, в гражданской войне перспектив проамериканского правительства не видно. Несмотря на давление США, продолжает оказывать поддержку талибам Пакистан. Россия и Китай не допускаются Вашингтоном к участию в совместном урегулировании афганской проблемы. Остаётся в стороне и соседний Иран, ставший в уходящем году главной мишенью борьбы США за влияние на Ближнем Востоке.

Для региональной стратегии Тегерана 2017 год завершается победно. Самый значительный успех, пожалуй, пришёл в Сирии, где проиранские шиитские силы совместно с сирийской армией при поддержке России изменили ход гражданской войны в пользу президента Асада. В Ираке после военного поражения «Исламского государства» (организация запрещена в России) иранцы достигли беспрецедентного уровня влияния. То, как Тегеран вместе с Анкарой оперативно пресёк стремление иракских курдов к независимости, указывает на потерю Соединёнными Штатами ведущей роли в определении будущего Ирака. В Ливане иранский союзник «Хезболла» сохраняет значительный контроль над правительством. Вынужденная отставка премьер-министра Харири, устроенная Саудовской Аравией, не привела к ослаблению в стране иранских позиций. 

Планы Ирана распространить своё влияния от Персидского залива до Средиземноморья через территории Ирака, Сирии и Ливана сбываются, США не в силах этому помешать. Хотя администрация Трампа заняла жёсткую позицию в отношении Ирана по всему спектру американо-иранских отношений, от ядерного соглашения до иранских баллистических ракет, изменить поведение Тегерана Вашингтону не удалось. И в этом у администрации Трампа заметен разрыв с европейскими союзниками, не поддерживающими стремление Белого дома к пересмотру Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), утверждённого Ираном и шестёркой международных посредников в 2015 году. В то же время, настаивая на своём несогласии с условиями ядерной сделки, Вашингтон не решился объявить о выходе США из соглашения и продолжает искать новые подходы к нейтрализации Исламской Республики.

В свете противодействия Ирану США попытались в минувшем году склонить Израиль и Саудовскую Аравию открыть новую главу в своих отношениях. Трамп забыл о претензиях к Эр-Рияду президента Обамы, забыл об обвинениях в отсутствии прав человека и подписал соглашения с королевством на сумму почти 400 млрд. долларов. В окружении Трампа возникла идея слить эти американские расходы с затратами на поддержание безопасности Израиля.

По замыслу Вашингтона, взаимодействие Саудовской Аравии и Израиля в противостоянии Тегерану должно привести к новому балансу сил на Ближнем Востоке. Эр-Рияд пока осторожен в отношении открытого сближения с Тель-Авивом, предпочитая налаживать контакты по неофициальным каналам. Мешает нерешённость палестинского вопроса, урегулирование которого представляется в ближайшей перспективе маловероятным. Палестинский президент заявил 24 декабря, что не примет ни одной американской мирной инициативы из-за решения Трампа признать Иерусалим столицей Израиля.

Москве удалось привлечь на свою сторону Турцию, добиться понимания своей ближневосточной политики в Египте, вывести из конфронтации отношения с Саудовской Аравией, укрепить стратегическое партнёрство с Ираном. Кремль не без оснований рассчитывает на рост своего влияния в регионе, а в Белом доме оценивают потери в рядах ближневосточных союзников. Предпринимаемые администрацией Трампа меры по нейтрализации роста российского влияния на Ближнем Востоке больше похожи на стратегические конвульсии, чем на планы государства, претендующего быть во всём первым в мире.

К примеру, в Ираке Россия ведёт себя дипломатически сдержанно, нейтрально по отношению к внутрииракским противоречиям. Америка идёт другим путём. После того как не получилось расширить хаос с помощью сепаратизма иракских курдов, США возвращаются к политике доллара. Платить по американским счетам должна Саудовская Аравия. В администрации Трампа решили оспорить растущее влияние Ирана в арабском мире, подтолкнув Саудовскою Аравию к улучшению отношений с Ираком, но и это не сработало. Разве можно возобновлением воздушного сообщения между Багдадом и Эр-Риядом и несколькими соглашениями по торговле лишить Ирак зависимости от Ирана, опирающегося на поддержку 10 миллионов иракских шиитов?

В Сирии у США также нет поводов похвастаться к концу года своими успехами. Страна возвращается к мирной жизни с помощью России, Ирана и Турции. На словах администрация Трампа стремится не допустить возвращения ИГ в Сирию, но на деле Америка не смирилась с поражением в битве за эту арабскую страну и будет пытаться сместить её законное правительство. В Сирии американцы остаются, чтобы в очередной раз попытаться доказать своё превосходство. Командующий Центральным командованием ВС США генерал армии Джозеф Вотель обещает переключить внимание на «искоренение оставшихся повстанцев в Сирии», но проамериканские отряды курдов уже снова начали бои против сирийской армии. В администрации Трампа не отказались от идеи погрузить Ближний Восток в широкомасштабный хаос.

Николай БОБКИН

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий