Закон «Об образовании» — продолжение националистической политики самоотравления

Закон «Об образовании» — продолжение националистической политики самоотравления

Национальный вопрос раскалывает Украину. Проект закона «Об образовании», активно продавливаемый министром образования и науки Украины Лилией Гриневич в рамках реформы образования, бьет тяжелым административным молотом по языкам национальных меньшинств, которые являются коренными жителями Украины. Сама Гриневич утверждает, что, хотя закон суживает преподавание языков нацменьшинств, это не нарушает их конституционных прав.

Цель закона, по словам Гриневич, — расширить использование украинского языка в школах нацменьшинств, а из представителей нацменьшинств воспитать «конкурентоспособных, современных патриотов», которые будут строить «европейское будущее Украины» в условиях гибридной войны.

Текст проекта возмутил даже такого неисправимого русофоба, как Рефата Чубарова, сбежавшего на Украину лидера т. н. меджлиса крымско-татарского народа: «Чтобы решить вопрос соотношения украинского и русского языка, мы сейчас закапываем всех остальных…Если у вас нет возможности урегулировать положение русского языка – ищите её, только нацменьшинства не трогайте».

Но в том-то и дело, что закон принимается для того, чтобы «трогать нацменьшинства». Согласно его положениям, языки нацменьшинств будут изучаться только в младших и средних классах, а в вузах – как дополнительный предмет при условии, если общение на таких языках нужно для работы.

Понятно, что главной мишенью для закона «Об образовании» стал русский язык. По языкам остальных нацменьшинств удар нанесут рикошетом, так сказать, за компанию. Но зато по всем, и сразу.

Премьер-министр Владимир Гройсман назвал стоимость реформы образования – 87 млрд. грн. Искать их будут как внутри страны, так и из внешних источников. То есть денег нет, их надо искать (сиречь забирать у бюджетников, пенсионеров, инвалидов) и одалживать на стороне.

Почему власть так спешит с реформой, вопреки явной нехватке средств для её осуществления?

Потому, что эта реформа призвана превратить подрастающее поколение граждан Украины (которых всех называют украинцами) в послушных политических зомби, обеспечивающих благоденствие нынешней украинской власти. Украинским школярам будут воспевать неонацистский евромайдан и лгать про «оккупацию» Крыма и Донбасса.

В 1990-е годы Киев полагался на ложь, обещая нацменьшинствам скорое наступление самой беззаботной жизни в самостийной Украине.

С беззаботной жизнью не сложилось, теперь Киев больше полагается на насилие, либо уничтожая неугодных, как в Донбассе, либо преследуя их в уголовном порядке, как венгров и русинов в Закарпатье или румын в Бессарабии.

Переход от лжи к насилию неслучайно происходит сейчас. В сравнении с 1990-ми нынешняя украинская политическая сцена заметно «поправела», концентрация политических особей праворадикальных взглядов на ней существенно увеличилась. А там, где есть национальный вопрос, обязательно появятся националисты. На Украине так и получилось. Никто так много, часто и агрессивно не говорит об этом вопросе, как украинские националисты.

Народный депутат от партии «Свобода» Андрей Ильенко, рассуждая о Крыме и Донбассе в эфире программы «Vox populi. Голос народа» заявил, что причина войны на Украине – недостаточная украинизация и война пришла туда, где было меньше всего украинских школ.

«Там было самое слабое место. Потому что там была наиболее запущенная в этом плане ситуация… Это вопрос национальной важности и национальной безопасности», — сказал депутат-националист, обильно сдобрив свою речь разными вариациями производных от слова «нация».

На самом деле депутат Ильенко сказал вот что: мы всех задавили, а Крым и Донбасс задавить не успели, теперь приходится давить их военными методами.

Многие на Украине никак не поймут, что гражданская война – это прямое следствие национальной политики Киева, деградировавшей до националистической.

Такие, как А. Ильенко, от националистической политики не откажутся, она их кормит. Для украинских депутатов украинский национализм – это прежде всего заработок, а уже потом идеология.

Разве восседал бы А. Ильенко в депутатском кресле, если бы не было национализма?

Все другие идеологические фракции (республиканизм, либерализм, консерватизм, евроатлантизм) оккупированы так плотно, что не протиснешься. Остаётся национализм, где с помощью буйной фантазии создаются внешние и внутренние враги и видимая необходимость борьбы с ними.

Это для наивных слушателей Ильенко национализм – идеология защиты интересов Украины, а для самого Ильенко национализм — это статус депутата и квартиры, машины, дачи, санатории.

Национальная проблема на Украине уже давно перешла в хроническую фазу. Для её решения требуется отказ от националистической риторики и создание в стране предпосылок для общественно-политического диалога.

А это сегодня невозможно, потому что национализм в этой стране прописан на законодательном уровне. Улицы, проспекты, площади и переулки переименовывают в честь ксенофобов и человеконенавистников Шухевича, Бандеры, Донцова, Коновальца, Михновского, карателей из дивизии СС «Галичина» и т. д.

Вы можете представить дивизию СС «Галичина» в качестве поборницы межнационального согласия? А Бандеру в роли миротворца? Шухевича в виде защитника прав национальных меньшинств?

Украина страдает от националистического самоотравления. Значит, до умения вести цивилизованный диалог с представителями нацменьшинств ей ещё далеко.

Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий