Как актер Серебряков кино с реальностью попутал, а Россию с США

Новости Новороссии

Военкор «КП.ру» Дмитрий Стешин высказывает свое мнение по поводу неоднозначных заявлений артиста.

После подрыва «Невского экспресса» в 2009 году, все поезда идущие по ветке Москва-Питер, были пущены в обход, через Псков.

Читайте также: Новости Новороссии. Новости ДНР.

Эти жуткие и трагические дни, не смотря ни на что, породили смешной мем — такой уж у нас русский характер. Какая-то гламурная киса, глядя в окно на неказистые псковские пейзажи, по которым уже десятый час тащился в столицу ее поезд, страшно верещала в мобильник: «Мама, мы в аду! Мама! Тут какие-то коровники! Мы в аду!». На беду, рядом с кисой сидел какой-то блоггер, он и вывалил эту сценку в интернет.

А брутальный актер Серебряков, как мне кажется, оказавшийся такой же гламурной кисой, только в штанах, все вывалил сам, в интервью Юрию Дудю. Он там много чего наговорил обидного и русофобского, но этот пассаж самый яркий:

«Если отъехать на 30, 50, 70 километров от Москвы, вы увидите много элементов из 1990-х годов. До сих пор ни знание, ни сообразительность, ни предприимчивость, ни достоинство не являются национальной идеей. Национальной идеей являются сила, наглость и хамство».

Мне показалось, актер Серебряков, проживая постоянно в протекторате США — Канаде, перепутал личностные качества американцев с русскими качествами. Как-то криво их спроецировал, такое бывает, когда приходится проживать множество чужих сущностей. Потому что новые соотечественники Серебрякова, прежде чем продемонстрировать свою предприимчивость, просто загеноцидили несколько миллионов индейцев и эскимосов — чтобы не мешались, а оставшихся, согнали в резервации.

Не есть ли история США эталонный образец силы, наглости и хамства? Но при чем тут русские? Русские, расселяясь по новым землям, брали в жены местных девчонок, лечили трахомных детишек и даже придумывали им письменность и растили национальных поэтов и писателей. Ни один народ, с земель, на которые пришли русские, не пропал и не исчез, а только преумножил свою численность. Возможно, по стандартам Серебрякова это не является образцом предприимчивости или достоинством. Возможно, он мало выезжал за пределы Москвы, туда, где вокруг одни «адские коровники». Но я-то выезжал, всю ее матушку объехал вдоль и поперек.

Минувшим летом с фотографом Витей Гусейновым мы прошли на маленькой надувной лодке от истока Волги до Казани — 1600 километров. И что мы увидели? Бабушку, которая в 86 лет, поколов дрова, лезет чинить крышу дровяника. Русских мужиков-предпринимателей, которые вернулись из мегаполиса обратно на землю и делают вокруг красиво, в своей деревне Дегунино. Туристический город-пряник Плес — мы обедали в частном ресторане при частной гостинице — их на ровном месте открыла русская женщина.

У этого заведения почти 100% международный рейтинг качества. Город Мышкин — который внезапно стал туристическим центром всероссийского масштаба — просто по воле разворотистых и сообразительных жителей, обыгравших смешной топоним. И власти и государство помогали мышкинцам, как могли и очень серьезно. Город Углич — витрина русского, провинциального турбизнеса. Кинешму, в которой местные бизнесмены сами скинулись и поставили памятник местному историческому персонажу. Просто, чтобы был памятник, и как дань уважения предкам. Свято-Георгиевский монастырь — куда аж из самой Америки приезжают лечиться наркоманы, потому что больше им никто помочь не может — только русские батюшки-молитвенники.

Козьмодемьянск, на «все сто» отработавший свой литератный образ города Васюки из романа «12 стульев». Страусиная ферма, которая, думаю, уже сделала ее создателей-пенсионеров, миллионерами. Свияжск, который сразу же, после реставрации стал «всемирным наследием» по мнению ЮНЕСКО. Строитель реплик древних судов из Казани — их иностранцы покупают за какие-то космические деньги. Русский бизнесмен из Камского-Устья на лыжах, в 40-градусный мороз, искавший лес для своего терема. И сам его построивший, хотя сроду топора в руках не держал.

Единственное, чего мы не видели — русских мужиков рыдающих на берегу с 40-градусной стеклянной соской в руке. Как-то не встретились нам на этом длинном пути по глуховатым уголкам Родины. Возможно, потому что это кинематографический образ, господин Серебряков. Не путайте его с реальностью! Держите при себе, внутри — нам этого не надо.

Дмитрий Стешин


Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий