Политическая машина времени: как конфликты могут породить прогресс?

Новости Новороссии

Председатель совета Фонда развития и поддержки дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий — о том, как конфликты могут породить прогресс.

Валдайский клуб проведет на ПМЭФ свою сессию «Время назад: политическое соперничество против экономического взаимодействия».

Читайте также: Новости Новороссии. Сводка событий от ополчения.

Из названия понятно, что речь пойдет о том, как нынешние политические нравы вредят безусловной общей цели человечества — процветанию.

Но вместе с тем хорошо известно, что любое развитие — это следствие противоречий и конфликтов. К чему всё же приведут нынешние противоречия?

Одна из самых больших проблем человечества — склонность к саморазрушению. Что есть история, как не череда выживаний и спасений в бесконечной цепи войн, конфликтов и насилия? Однако именно безрассудная конфликтность людей, их склонность к агрессии вместе с тем привели к невероятному процветанию современного мира. Более того, самое разрушительное оружие — ядерное — оказалось элементом сдерживания и тем самым прогресса.

Отчасти в силу этого обстоятельства — хотя и не только — современные конфликты приобрели своеобразную форму, которую многие характеризуют как своего рода холодную войну, то есть борьбу, в которой прямое применение силы лимитировано. Но зато вовсю используются методы, характерные для периода холодной войны, — экономические санкции, угрозы, давление.

Надо заметить, что по своей разрушительной силе иногда эти меры вполне сопоставимы с прямым применением силы, поскольку могут затормозить развитие не только некоторых регионов и стран, но и мира в целом.

Дело в том, что развитие современной экономики и технологий привело к небывалой взаимозависимости в мире, к тому, что очень мало процессов могут развиваться изолированно. Между собой связаны не только страны, но и отрасли экономики. Цифровые коммуникации, к примеру, породили понятие цифровой экономики, которая поистине глобальна, хотя уже трудно себе представить, а что же такое нецифровая экономика.

Опять же могущество нынешних технологий столь велико, что во власти человечества оказалось оно само, процесс его собственного развития. Но такое могущество — например, способность людей изменять, сознательно и бессознательно, климат — требует соответствующего рационального регулирования планетарного масштаба. Как, кстати, и коммуникации, которые породили бушующий океан хаотической, часто неточной, а то и просто лживой информации.

Но вместо созидательных и добросовестных усилий мировых элит по преодолению невероятно серьезных вызовов современности мы видим растущую нетерпимость и импульсивность, которые часто усугубляют и без того непростые ситуации.

Последний яркий пример — ядерная сделка с Ираном, подрыв которой со стороны США может привести к невероятным последствиям. Что забавно, создается впечатление, что смотришь современный американский сериал вроде «Мадам госсекретарь».

Сложности добавляет и то, что мы, наверное, плохо понимаем природу происходящего. Да, на поверхности мы видим движения политиков, их слова, их решения, но вот вопрос — а чем они мотивированы?

Экономическими интересами собственных стран? Идейными соображениями? Безумием? Ведь и такое возможно. Более того, мы пользуемся многими понятиями, не очень хорошо понимая, что они означают.

Та же пресловутая холодная война, например. Едва ли существует ее точное определение. Или собственность — хотя экономисты меня осудят. Или та же глобализация. Забавно, но пользуемся мы этими понятиями весьма успешно, и иногда кажется, что мы понимаем друг друга.

Во многом нынешнее политическое соперничество объясняется и тем, что мировые элиты утеряли общий нарратив. При всём технологическом могуществе современной цивилизации мы очевидным образом утеряли глобальные цели развития. У современного мира нет крупных, объединяющих хотя бы существенную часть человечества политических проектов.

Мы не рассматриваем мир как единую большую тему, как некий глобальный человеческий план. Напротив, мы скорее рассматриваем мир как множество дробных тем, как набор частных конфликтов, дефектов существования. Эти частности — на Ближнем Востоке ли, в Африке ли, в Латинской Америке ли, — конечно, пересекаются, это вполне ясно. Но и эта ясность не помогает преодолеть дробность мира.

А ведь даже экономическое развитие требует некоторых планов. Невидимая рука рынка давно запуталась в многочисленных карманах нынешнего мира, пытаясь нашарить там хотя бы обрывки рецептов устойчивого развития… или что-нибудь еще.

Впрочем, нынешние конфликты могут сыграть и позитивную роль, поскольку, повторю, только из противоречий возникает прогресс. И потому нынешние сложности нуждаются в обсуждении, в создании воображаемого будущего, движение к которому и определится в дискуссиях.

Совершенно точно, что иного способа, кроме интеллектуального постижения существующих проблем, нет.

Конечно, одним разговором не обойдешься, но каждый важен. Как мы надеемся, будет важным и разговор на Валдайской сессии.

Андрей Быстрицкий — председатель совета Фонда развития и поддержки дискуссионного клуба «Валдай», декан факультета коммуникаций, медиа и дизайна НИУ ВШЭ, член Союза писателей


Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий