США предлагали Китаю поделить мир, но Китай отказался, — американский эксперт (ВИДЕО)

Новости Новороссии

СМИ в Соединённых Штатах одержимы «российской угрозой», но настоящая угроза исходит не от Москвы, а от Пекина, отмечает Fox News.

По словам эксперта Майкла Пиллсбери, Америка неоднократно предлагала Китаю управлять миром на пару, но Китай не пожелал довольствоваться ролью «младшего партнёра».

Читайте также: Новости Новороссии. Новости ДНР.

Если вы смотрите новости по кабельному телевидению или читаете The Washington Post, вы знаете, что у Америки в мире есть лишь один враг, — и это Россия. Но в действительности всё может быть сложнее. Больше всего нашей стране угрожает не Владимир Путин — это просто смешно. Самая большая угроза — это, разумеется, Китай.

Китай шпионит за нами больше, чем любая другая страна.

Именно он стоял за масштабной кибератакой против Управления кадровой службы США в 2012–2014 годах. Он, конечно же, на первом месте в мире по численности населения, а скоро будет на первом месте и по объёму экономики. Его вооружённые силы быстро наращивают мощь. Даже фентанил, убивающий десятки тысяч американцев в год, по большей части производится именно там.

Американцы уверены, что их страна выше всех и что так будет всегда. Но, может быть, не успеем мы оглянуться, как нас обгонят, причём совсем скоро?

Сегодня с нами Майкл Пиллсбери — директор Центра стратегических исследований Китая при Гудзоновском институте и один из лучших в мире специалистов по данному вопросу. Он написал книгу «Столетний марафон: секретная стратегия Китая по замене Америки в роли мировой сверхдержавы».

— Господин Пиллсбери, спасибо, что пришли.

— Вам спасибо.

— Думаю, вы написали важнейшую книгу на данную тему. Я исхожу из того, что вы говорите правду, потому что, по-моему, это очевидно. То, что Китай хочет сменить США в роли самой могущественной страны в мире.

Вопрос: почему же наша элита — политическая, медийная, культурная — не бьёт тревогу? Ведь это же происходит!

— Есть много веских причин. Множество компаний и отдельных людей заработали в Китае огромные деньги. Мне очень неприятно судить об этом так приземлённо. Но у меня есть коллега, который вложил 200 миллионов долларов, а через шесть лет его доход составил 2 миллиарда. Это может довольно сильно мотивировать.

— Да.

— Во-вторых, имеет место инерция. Киссинджер и Никсон совершили разворот к Китаю. Очень гордилась своими связями с Китаем семья Буш. Десять лет назад предпринимались большие усилия по созданию (формата. — прим. ред.) G2: Америка и Китай вместе управляли бы миром. Это поддерживали Генри Киссинджер, Збигнев Бжезинский, Хэнк Полсон.

Довольно много тех, кто уверен, что США и Китай могут, скажем так, контролировать мир вместе. Адмиралы и генералы говорили мне, что хотят сотрудничать с китайскими вооружёнными силами.

Итак, это доброжелательная убеждённость в необходимости сотрудничества с Китаем по-прежнему очень сильна. Думаю, это также объясняет, почему на президента Трампа так давит бюрократия и некоторые конгрессмены. Не все. Например, Чак Шумер — вот уж от кого не ожидали — поддержал тарифы президента Трампа. Но эта инерция по-прежнему есть.

Третий фактор я бы назвал провалом разведки.

С 1950 года американское разведывательное сообщество допустило несколько крупных ошибок. И, похоже, оно неправильно оценило, насколько мастерски Китай сможет воровать у нас технологии и рабочие места, влиять на нашу политическую систему.

Думаю, теперь разведывательное сообщество снова заработало как надо. Но в результате наша реакция на поведение Китая была, скажем так, заторможенной. Теперь мы стали гораздо быстрее, за последние полгода или около того произошли большие перемены в том, как США понимают Китай.

— Надеюсь, что это так. Вернёмся к тому, о чём вы только что упомянули. Я слышал такие разговоры — о том, что мы можем разделить с Китаем мировую арену и управление миром.

— Да.

— А Китай хоть как-то заинтересован в том, чтобы делить это с нами?

— Знаете, они нам отказали. Несколько человек выступали с такими предложениями — с так называемым планом G2, и китайские учёные, которым разрешено писать об этом в статьях и книгах, сказали: «Нет, знаете, нам на самом деле не хочется быть вторым номером, младшим партнёром Америки».

Так что они ждут того времени, когда они, я думаю, станут первым номером. Если только мы не предпримем множество мер по предотвращению этого.

Мы должны отказать им в технологическом превосходстве. Это во-первых. Во-вторых, мы должны лучше понять, как глубоко они внедрились в наши компании, в нашу общественную жизнь, в нашу университетскую среду.

С русскими у нас всё было шикарно: Советский Союз был далеко, мы были с ними почти не связаны, у них определённо не было с нами масштабного бизнеса. А Китай — глубоко внутри нас.

И мы не хотим их совсем демонизировать — это создало бы проблемы для нашей собственной политической системы. Но мы должны лучше понимать, насколько они хитроумны.

— Верно. Весь следующий месяц у нас будет идти серия программ о Китае, и я надеюсь, что вы ещё придёте. Даже не знаю, что может быть важнее этой темы. Майкл Пиллсбери, спасибо, что сегодня были с нами.


Источник

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий